Действующий спортсмен

Последнее обновление 23 июл. 2020 г. в Советы Персональному тренеру

Фитнес «отпочковался» от спорта, и в этом нет никаких сомнений. Понятия «спорт» и «физическая культура» когда-то были тождественными. Любая физическая активность ассоциировалась со спортом, а понятие спортивной и оздоровительной тренировки было единым. Не удивительно, что главными специалистами первых фитнес-клубов становились спортсмены или, в крайнем случае, тренеры спортсменов. Других просто не было. Методики тренировок были, по сути, методиками спортивных тренировок и опять-таки потому, что не было выбора. Более того, практически никому не приходило в голову, что может быть иначе. Все критерии качества, присущие большому спорту, автоматически переносились в фитнес.

Именно тогда сформировались понятия, которые до сих пор тормозят развитие современного фитнеса. Это, в первую очередь, понятие о «результате» как достижении особой формы тела или призового места на соревнованиях. Кстати, именно тогда и произошло причудливое смешение «кислого с красным»: методики трансформации тела вдруг стали называть спортом, и появился бодибилдинг. До сих пор подавляющее большинство его адептов, при всем уважении, с какого-то перепугу причисляют себя к спортсменам и очень обижаются, если кто-то выражает сомнение. Они вообще очень нежные и обидчивые. А если разобраться, в чем состоят основания для обиды? Например, участницы конкурсов красоты не обижаются, когда это действо и долгую, нудную подготовку к оному не причисляют к спорту. Разве есть разница? Где гендерное равенство и толерантность?! Если женщины бьют друг друга на ринге и тягают штанги, почему бы мужчинам в стрингах не походить по подиумам? Чем девочки, которые хотят выглядеть красивыми, лучше мальчиков, которые стремятся к тому же? Мальчики в этом смысле тоже – огонь!

Это и понятие о тренировке как безусловному «бери больше - бросай дальше», к непрерывному наращиванию усилий, к преодолению, к победе над собой, к «повышению результативности», к постоянному контролю, к превосходству над другими, к снисходительности к «дрищам» и «жирухам», а также прочим всем известным извивам воспаленного мозжечка. В итоге у многих людей все свелось к подчинению всей жизни спортивному режиму, точнее, превращению жизни в триаду «подготовка к тренировке-тренировка - выход из тренировки». Или еще одна цепочка «начал новую жизнь - посчитал КБЖУ– поел – сфотографировал – отправил – еще поел – обожрался – заплакал – начал новую жизнь». Какая еще «тренировка для жизни»?! Вот жизнь для тренировки – это да!

Первые фитнес-тренеры были из числа спортсменов. Повторим: лишь только потому, что других – не было. Мысль о том, что к фитнесу можно привлечь, например, преподавателей физической культуры из системы образования даже не приходила в головы. Спортсмены-тренеры несли в мир фитнеса те установки, в которых воспитывались годами, причем их убежденность в истине была пропорциональна стажу и достижениям в спорте. Руководители первых фитнес-клубов стремились привлекать титулованных персон, поскольку именно спортсмены высокого уровня были самыми яростными бойцами за достижение «результата» и являлись лучшей вывеской клуба в глазах неискушенных клиентов. Фраза тренера «я подготовил из числа клиентов трех чемпионов» звучала как музыка для руководителей, а соревнования, на которых выступали тренеры, были праздником для всего клуба. Победители награждались премиями и повышенными категориями - «мастер-тренер», «тренер-эксперт», «элит-тренер». Звучный титул указывал, что персональная тренировка с великим может быть только дорогой, и это казалось совершенно естественным.

Это было благословенное время, когда воткнутая в плодородную землю палка через год становилась деревом. Клубов было мало, конкуренция нулевая, мода ажиотажная, цены высокие, аренды копеечные, инвестиции окупались за год и без всяких глупостей, вроде кассовых чеков и договоров. Наивные малограмотные клиенты пребывали в железной уверенности, что тренер-спортсмен за месяцы сделает из них свое подобие, и готовы были щедро платить за эту галлюцинацию. Кто ж знал, что эта лафа закончится?

Что появится жесткая конкуренция? Что фитнес превратится из столичной экзотики для богатых в доступную услугу? Что стоимость фитнеса в среднем не просто уменьшится, но обвалится? Что «эксклюзивные знаковые клубы» начнут загибаться, и на смену им придут тысячи доступных, целые сети? Что «фитнес-клубы премиального уровня» в экономическом смысле окажутся сараями, выстроенными по принципу, который тактично можно назвать дендро-фекальным? Что на горизонте нарисуются фискальные органы и будут пристально присматриваться и принюхиваться к этому, с позволения сказать, «бизнесу»? Что клиенты, неоднократно вкусившие и «накачки», и «похудалки», начнут умнеть и задавать вопросы о результате и его цене? Что и клиенты, и руководители начнут догадываться, что не все так просто с «действующими спортсменами»? Что типичный тренер-спортсмен – это личность, которая решает в клубе свои личные тренировочные задачи и при этом берет с лохов деньги? И что лохи – это сами клиенты, тем более что некоторые «тренеры» об этом сами громко говорят? Увы, развитый интеллект – не частый гость в наших клубах.

И, наконец, накопится негативный background работы с «действующими спортсменами»? Спортсмен и тренер – это принципиально разные профессии, требующие разных навыков и знаний, и даже не просто разных, но противоречащих друг другу. Цель спортсмена – собственные достижения, а не успехи других людей. Если у этих людей аналогичные, то есть исключительно спортивные цели, спортсмен еще может быть полезным. Однако в лучшем случае он будет делать из другого человека копию себя. Чтобы понять значение индивидуальных факторов, нужно, все-таки, быть спортивным тренером. Есть еще один важный фактор успешности спортивного тренера: его спортивный подопечный априори обладает высоким уровнем начальной мотивации.

В фитнесе все не так, и не случайно чуть ли не половина разговоров – это обсуждение способностей тренера стимулировать и поддерживать мотивацию клиента. Представьте себе реакцию спортивного тренера, когда на приказ сделать десять приседаний (а не сотню - другую?) его подопечный ответит что-то типа «не буду, я вспотел». Он выгонит такого человека, и как спортивный тренер будет прав, а вот фитнес-тренер этого сделать не может. Ему такое даже в голову не придет, если это фитнес-тренер в полном смысле слова. Его задача – обеспечение продаж услуг коммерческого предприятия. Критерий качества его работы – выполнение общего(!) плана продаж абонементов и карт (только уж никак не персональных тренировок, если кто в теме!) Удается ли переучить этому спортсмена? Да, но только в том случае, если у него с мозгами все в порядке, что само по себе в спорте встречается не часто. Не стимулирует спорт к этому, надо признать. К глубокому сожалению.

Я знаю примеры, когда бывшие спортсмены очень высокого уровня становились блестящими фитнес- тренерами, но единичные! Обратите внимание на слово «бывшие». Я не знаю ни одного действующего спортсмена, который параллельно был бы хорошим тренером по фитнесу в том смысле, который вытекает из коммерческого принципа работы фитнес-клуба. О таких я, при всей своей осведомленности, даже не слышал, а вот сетований руководителей о том, что с такими перцами невозможно работать – сколько угодно! Если кому-то интересно, в последний раз – вчера. К сожалению, не могу цитировать слова владельца клуба, которого достали эти персонажи, среди моих читателей есть и дамы. Я уж не говорю о том, что по моему глубокому профессиональному убеждению тренер по фитнесу может быть только универсалом. Представляете, как эта мысль может взорвать мозжечок «действующего спортсмена»?! Именно «действующие спортсмены» в фитнесе - авторы таких шедевров мысли, как: «Я – тренер не для всех, а для избранных» «Клиенты идут на меня!» «А что вам технику показывать, вы же все равно ничего не можете!» «Даром никому советы не даю!» «Я тренируюсь, а эти лохи мне еще и деньги платят!» «Я готовлюсь к соревам, не видите?!» «Это мой клиент!» « Не мешайте! У меня день ног!» « А почему я должен со всяким здороваться?» «Дрищи и жирухи ленивые! Не понятно, зачем ходят? Только оборудование занимают!» «Уйдите с тренажера, у меня персоналка!» «Какое дежурство?! Вы понимаете, кто я?» « Я элит-тренер, а не какой-то инструктор!» «Кто и чему может меня научить?» «Вы мне сами клиентов и приведите!» «Мое дело – не продавать, а тренировать, я в прошлом году двух чемпионов подготовил!» «Этот болван ничего не понимает в методиках! Тоже мне, управляющий!» «Почему мало стоек для приседаний?! Как работать в таких условиях?» «Оставьте меня в покое! Я на курсе!» «Я уйду и уведу всех клиентов!» Уверен, что коллеги могут бесконечно продолжать этот список.

Надеюсь, что мои читатели сделают правильные выводы из статьи. Я ни в коем случае не хочу выразить неуважение к спорту и спортсменам. Однако рекомендую и здесь вспомнить известную фразу о компоте и мухах. Я уважаю токаря шестого разряда, но как сантехник он наверняка уступит в мастерстве Васе из ЖЭКа. Я с довольствием слушаю певца, но уверен в том, что художник он - никакой. Я, возможно, приду на соревнования, буду болеть за спортсмена, и даже выпрошу у него автограф. Однако в клубе он работать не будет, во всяком случае, пока не перейдет из «действующих» в разряд «бывших», а там посмотрим. Его регалии будут последним фактором, который я приму во внимание. Думаю, после всего, что было сказано, читатели поймут, что для меня это, скорее, негативный фактор, внушающий опасения в том, что человек не перестроится. Потому что при всем уважении к заслугам и наградам, в фитнес-клубе нужны не кубки, медали и звания, а банальные деньги. Перед многими нашими коллегами эта простая истина сейчас встала во всей своей ужасной простоте. Боюсь, все только начинается…

И все-таки прав был Эйнштейн: «Лишь две вещи больше всего поражают мое воображение: бесконечность Вселенной и безграничность человеческой глупости. Впрочем, насчет первого я не уверен». Только что поворошил Интернет и увидел в описании вакансии на должность тренера знакомые слова. Цитирую: «… предпочтение оказывается действующим спортсменам. Звания и регалии приветствуются». Почему-то в сознании возникла картинка револьвера, поднесенного к виску. Занавес.